Ница-Кемпинг 70 км

Первомайским утром познакомились с Татьяной, которая в тот день была самой главной в отеле. С ее помощью удалось написать на нормальной клавиатуре письма домой и отправить фотографии. Так как место для завтрака и компьютеры находились в одном месте, а также с искренней заинтересованностью жизнью русских в Ницце, то наши сборы и отъезд растянулись до 11 утра. При всем напряженном графике- это была непозволительная роскошь. При выезде на набережную, застали настоящую первомайскую демонстрацию, многолюдную кумачовую и громкогласную. Трудно верилось в то, что это происходит не на Болотной площади или Площади 1905, а на Английской набережной в Ницце (Promenade des Anglais). На несколько минут наша четверка влилась в ряды скандирующих. Посетило давно забытое радостно-весеннее стадное чувство общего действа, пусть даже и бессмысленного, но полного радости, молодости и сплоченности.
Через пару часов по извилистой дороге подъехали к Каннам. На одной из улиц увидели двух велотуристок, в которых определенно было что-то наше. Угадали на 100% - русские. Начались расспросы, обмен впечатлениями. Через пару минут подъехали двое хмурых парней, ревниво поглядывая на нас. Молча переждали наше нашествие. Подошел земляк из Челябинска, путешествующий на авто. Он, оказывается, догнал-обогнал нас еще за Генуей. На таком расстоянии от дома он казался нам почти родственником.
Через несколько минут подъехали к Фестивальному дворцу, в котором проводится известный Каннский кинофестиваль. Фото на красной дорожке - самое легкое доказательство посещения этого города. Много русских.
Цены на обед в местных ресторанах гнали нас все дальше и дальше. На орехах, кураге и воде приступили начинаем огибать мыс на пути во Frejus. Менее чем через час набрали необходимую высоту и остановились на панорамной площадке. Панорама Канн. Далее - шикарные подъемы и спуски во время огибания мыса в 35 км. На одном из спуском остановились и искупались. На пляже, несмотря на прохладную воду, много отдыхающих. На выезде из Frejus остановились для позднего обеда во вьетнамском ресторане. Бальзамом на душу лег острый горячий суп.
Подвыпившая пожилая француженка что то долго нам объясняла. На помощь пришел официант – вьетнамец, который нам переводил с французского на английский. Оказывается, дама волновалась, что уже поздно и ехать нам дальше – опасно, предлагая остановиться на ночлег у нее. Перспектива провести вечер в лингвистическом тупике, а также измененное состояние дамы с легким сердцем отправило нас дальше. Через несколько километров попался знак «велосипедам движение запрещено» по левой полосе, т.к. в этом месте дорога уходила в тоннель. Не вникнув, стали искать пути объезда. Позже выяснилось, что по обочине двигаться, все-таки, разрешено и мы благополучно добрались до нашей очередной ночевки. На этот раз к нашим услугам был кемпинг. Хозяина, как обычно, не было, хотя офис был открыт. После непродолжительного ожидания и расспросов, мы самостоятельно выбрали место и установили палатку. Ужинать пошли в местный ресторан, где познакомились с двумя чехами, парнем и девушкой, которые в поисках лучшего заработка там жили и работали. Хорошее понимание ими русского и небольшое знание нами чешского позволили о многом друг другу рассказать: про хоккей, про жизнь и работу, даже про американцев, путающих Чехию и Чечню.